«Наконец-то весело! Не то что в универе» — как прошел фестиваль «Sparrow»

«Наконец-то весело! Не то что в универе» — как прошел фестиваль «Sparrow»

Недавно мы взяли интервью у студента юрфака Миши Майорского — организатора фестиваля молодежных рок-групп «Sparrow». Он рассказал нам, что его команда хочет продвигать музыкальную русскую волну среди студентов МГУ. Мы решили убедиться лично, действительно ли фестиваль «Sparrow» — это та движуха, которой не хватало нашему факультету, и могут ли они привнести музыкальную культуру. 14 апреля мы сходили на «Sparrow», поговорили с группами и зрителями фестиваля.

 

Фестиваль «Sparrow» проходил в клубе «16 тонн» — хорошая площадка, чтобы раскрутиться. Каждые выходные здесь кто-то выступает: от новых исполнителей, как Гречка, Kedr Livansky и Pompeya до старичков вроде Noize MC, Гуфа, Зверей и БИ-2. Это уже третий концерт «Sparrow», поэтому сто билетов на мероприятие ребята продали чуть менее, чем за месяц. Но побить рекорд предыдущего фестиваля и продать все билеты у организаторов не получилось. Правда, когда мы зашли в клуб, показалось, что здесь нет и пятидесяти человек. То ли люди расползлись по всему клубу, то ли обладатели билетов в последний момент передумали и решили не приходить. 

Начало вечеринки было запланировано на 23:00, но как и на любых концертах — первая группа вышла на сцену с опозданием, только в 23:40. Открывать фестиваль должны были «Пёсики». Назвать их хедлайнерами фестиваля сложно, тем не менее, почти все в зале, в подавляющем большинстве ребята с юрфака, ждали именно эту группу. После объявления и за несколько секунд до выхода публика скандировала «Пёсики!», вскидывала руки вверх и трепетала в ожидании клевого музла. Музыку, которую ребята исполняют, они сами называют «пост-колледж рок». Самое эмоциональное исполнение получилось на песне «Зинаида» — про «ангела, спустившегося с небес» и любовь всей жизни. Не знаем, реальна ли героиня, вдохновившая парней на написание этой песни, но композиция получилась взрывной. Пожалуй, под эту песню был самый безумный слэм. Перед выступлением «Пёсиков» мы немного поговорили с ними.


Песики

«Пёсики» / фото: Sparrow

Почему вы здесь?

— За это большое спасибо и респект Мишане [Майорскому]. Миша очень вовремя поступил в МГУ — ровно тогда, когда мы закончили. Он первый из пятнадцати тысяч студентов универа, кто слушал нормальную музыку, и сказал: «Ребята, вы играете какую-то чушь. Приходите на фестиваль» (смеются). 

— Здесь много ваших фанатов?

— Если мы кого-то и узнаем в лицо, то это будут люди, связанные с универом. А еще есть наши друзья — у них есть пожизненное безлимитное право ходить на концерты. А еще мы недавно выпустили первый релиз, который где-то запостили, и кто-то, наверное, послушал. Если кто-то после этого решил послушать нас вживую, это действительно круто.

— Почему вы вообще «Пёсики» называетесь? 

— У нас было такое, что в конце третьего курса, все устраивались стажерами поработать, на всякие мелкие должности, иногда за бесплатно. И в нашей компании это обозначалось словом «пёсики». Ты работаешь чьим-то песиком.

— Вы позиционируете себя как мгушная группа?

— Мы отошли от этой концепции.  Здорово, что это было, но хочется расширяться, к тому же мы давно покинули стены университета. Но в какой-то степени, да, мы мгушная группа. Нам легко друг с другом общаться, потому что мы с технических факультетов, и у нас много совместных шуток про это. Мы поднялись, по сути, из университетской группы. Плюс — много людей из МГУ приходит на наши концерты.

— Хотели бы выступить на Дне физика?

— Да. Определенно. Очень крутое мероприятие. Но там выступают такие старые группы, типа «Моральный кодекс», про которые уже все забыли. А на разогреве, например, IOWA. Но если бы была возможность выступить там, было бы круто. Я слышал, что у главного инвестора Дерипаски в этому году могут возникнуть некоторые финансовые проблемы, и мы вкинули предложение, что можно позвать «Пёсиков» (смеется).

— Почему рэп круче рока сейчас?

  Фиг его знает. Но на самом деле, послушай рэп новый. Вот всякие чуваки, которым по девятнадцать-двадцать лет, которые называют себя фрешмены — попробуй у них взять вокальную дорожку, взять гитару Тома Делонга (солиста группы «blink-182» — прим. «Стены») наложить, и получится поп-панк нулевых. Это нихрена не рэп в общем понимании. Мне очень нравится движение эмо трэп, например. Я Lil Peep пою под гитарку. Если это рэп, то рэп — моя любимая музыка. Это потрясающе, мне нравится, что начали отходить от этой агрессивной читки.

— Когд у вас выйдет следующий альбом?

— Через месяц–полтора. Мы сейчас выпустили две песни, потом выпустим полноценный альбом. Мы над ним давно работаем. Причем настолько давно, что он успел почти нам разонравиться.

— «Sparrow» — это круто?

— «Sparrow» — это офигительно. Миша молодец! Он организовал фестиваль, по сути, из ничего, как я понял. И на него приходят люди. Это круто! Мы давно связаны с университетом и видели попытки ребят организовать какие-то такие мероприятия, и, обычно, это была либо локальная закрытая тусовка, либо где выступают группы из МГУ — такой навязанный снобизм. А сейчас получилось так, что выступают малоизвестные на сцене группы, «Пёсиков» приглашают (смеются). Это прикольное и благое дело. Вот это огромное общество студентов МГУ, которое приходит слушать нашу музыку — это круто.

— Когда вы станете рок-звездами?

— Рок-звезда — это Pharaoh. А мы шелуха. Мы рэп-звезды (смеются). 


«Влажность» / фото: Sparrow

Вторая группа, выступавшая на «Sparrow», — «Влажность». Самая популярная песня группы, в названии которой есть прозрачный сексуальный подтекст, про известного диджея и бывшую модель — Карину Истомину. Есть и другие романтические песни. Например, песня «Простыни»,  в которой лирический герой и его девушка «стоят на балконе полностью голые». Группа «Влажность» большего всех походила на настоящих рок-звезд: они эпатировали, заигрывали с публикой и вышли на сцену с бутылкой виски.

«Влажность» / фото: Sparrow

На «Влажности» слэм продолжился, а самые активные зрители даже начали стэйдждайвиться. Одного из них охранники вывели — видимо, «16 тонн» не совсем то место для такого рок-н-ролла. Зайти этому парню обратно не дали. Нас это удивило, ведь Миша Майорский нам в интервью сказал, что для «Sparrow» — это нормально.

фото: Sparrow

В углу барной стойки в одиночестве сидела девочка. Все остальные ребята были с компанией. Она не захотела назвать своего имени. Мы спросили ее, почему она сидит одна. Она ответила:

«Мне было грустно. Думала, что приду сюда и станет лучше. Но пока нет. Не знаю почему».

«номер скрыт» / фото: Sparrow

Третья группа фестиваля — «номер скрыт». В их творчестве много отсылок к Бродскому. Безумно мелодичная группа, которая может стать новыми знаменитостями. И им, в отличие от «Влажности», не надо устраивать перфоманс, чтобы быть похожими на рок-звезд. Они просто играют свою музыку. Зрители даже просили их исполнить несколько песен на бис. Но организаторы не разрешили этого сделать — все-таки, это фестиваль и время на каждую группу расписано. После выступления мы заскочили в гримерку поболтать с ними.


номер скрыт

«номер скрыт» / фото: Sparrow

— Почему вы выступаете на «Sparrow»?

— Нас сюда пригласили, а мы не отказались.

— Как вам публика?

— Огонь! Публика сегодня очень открытая и гостеприимная.

— «Sparrow» — это круто или отстой и почему?

— Круто, обязательно должны быть такие движи.

— Чего не хватает этому фесту?

— Было бы неплохо принести еще одну бутылку вискаря в гримерку. А еще быстро разошлось пиво, не всем хватило. В остальном все ок.

— Зачем нужны такие фестивали как «Sparrow»?

— На таких мероприятиях публика может открыть за один вечер сразу несколько интересных команд. Также это полезно для групп, которые еще недостаточно популярны, чтобы самостоятельно собрать площадку. Это возможность показать в хороших условиях, что ты умеешь.

— Почему сейчас рэп круче рока?

— Потому что все циклично. Гитарная музыка еще вернется. Панки хой, победа наша!

— А сами какую музыку слушаете?

— Самую разную, от «nothing, nowhere» и «Tiny Moving Parts» до «Harajiev Smokes Virginia» и «volzhanka». Каждый из нас предпочитает очень разное музло, это отдельный разговор на пару часов.

— Вы отличаетесь от «типичных» рок-групп — например, вы пишете, что вас вдохновляет Бродский, Пастернак. Как это проявляется в ваших песнях?

 Все просто: в текстах случаются отсылки к каким-то стихам и прозе. Это всегда происходит случайно. Получается своего рода диалог с автором, это может дать дополнительные смыслы и эмоции. Когда читаешь что-то, то непременно попадаешь под влияние произведения. Это не только про литературу, но и про другие виды искусства.

«номер скрыт» / фото: Sparrow

— Когда ваш следующий альбом?

— Сейчас мы приступили к студийной работе, но этот процесс всегда коварен в отношении времени. Мы могли пообещать выпустить его, например, в день труда, но более надежный способ — проверять обновления нашего паблика.

— Когда вы станете рок-звездами?

— Когда выйдет наша совместка с Григорием Лепсом — скоро (смеются).


фото: Sparrow

«Sparrow» — фестиваль молодежных, малоизвестных рок-групп. А любая уважающая себя малоизвестная группа обязана придумать оригинальное название. У четвертой группы фестиваля название «Bandersnatch» — вымышленный зверь-кровопийца из романа Льюиса Кэролла. Когда они выступали, время было уже около двух часов ночи — публика хоть немного и устала, но у группы получилось зажечь рок-н-ролл в их сердцах. Хотя «Пёсиков», видимо, любят больше. Может, потому что они мгушники? Вот пример:

Девочки (не назвали имена), 2 курс

— Как вам здесь?

— В кое-то веки весело, не то что в универе.

— Как вам «Пёсики»?

— Больше всего любим их.

«Пёсики» / фото: Sparrow

Денис, 3 курс

Я впервые на «Sparrow» и вообще впервые на концерте, где выступают малоизвестные группы. Мне очень нравятся «Пёсики», остальных я просто не слышал. И в принципе интересно посмотреть, как это все происходит — как можно учиться в МГУ и играть рок. Вообще поддерживаю идею таких фестов. Прямо за! Организовывать такие мероприятия — дело благое, хотя я сам не хотел бы это делать.

А вот, что рассказывает Bandersnatch про свое выступление и про музыку вообще.


Bandersnatch

«Bandersnatch» / фото: Sparrow

— Как вам ваше выступление? Как вам публика?

— Хорошо, огонь. Публика нормальная, особенно для ночного выступления. Естественно, они не так угарают, как в восемь вечера, и это не такой клуб, где можно таблеток обожраться. Ребята очень бодрые. Тут есть даже пара человек, которые наши песни орали. 

— Кто ваши фанаты?

— Наши фанаты — люди разные: разных возрастов, конфессий (смеется). У нас есть целая ячейка поклонников-буддистов, у них есть свой чат в телеграмме, где они договаривались приходить на наши концерты. 

— Почему вы выступаете на «Sparrow»?

— Нам Миша Майорский написал: давайте отыграете. Ну мы и согласились.

— Как считаете, «Sparrow» — это круто?

— Круто. Это правда круто. Мы были приятно удивлены градусом рока. Хорошее такое мероприятие. У меня только положительное отношение. Такие фесты нужны. Они очень малочисленны в Москве, с такой музыкой. И мы сильно поддерживаем движухи, где люди разного возраста развлекаются. И, возможно, даже после этого какой-нибудь чувак едет с какой-нибудь удачливой девицой, делает новое поколение рок-н-ролла, слушая нашу музыку. 

— Чего не хватает на этом фесте?

— Побольше места на сцене. Нас просто пятеро, нам маловато. И симфонисток в фиолетовых костюмах с блестками. И толстый мужик, который будет кричать «Славь Иисуса!» (смеется).

«Bandersnatch» / фото: Sparrow

— Какую музыку слушаете?

— Какую мы не слушаем спроси. Я вчера слушал лоли кор, а позавчера Кинг Римсон. А до этого я на техно-вечеринку ходил.

«Bandersnatch» / фото: Sparrow

— Говорят рок-н-ролл умер. Согласны?

— А мы поэтому делаем каверы на рэп песни. Мы вообще такие чуваки, которые не очень сильно разграничивают жанры. Для нас это все единое пространство музыки. И никто не мешает смешивать. Сейчас не девяностые, когда ты мог по лицу получить за музло, которое слушаешь. Раньше среди фанатов Металлики, если ты скажешь, что у тебя есть кассета Ониксов, то можно было получить пизды. 

— То есть вся музыка синтезируется и нет чистого жанра?

— Послушай Ho999o9 и попробуй угадать жанр. Это одновременно панкуха, электронщина и что-то типа рэпа. Все вместе. Настолько жестко. Так что да.


Такие студенческие мероприятия — это хороший способ отвлечься от учебы, которая всех изрядно достала, и покайфовать, послушав зажигательную музыку. И неважно, слушаешь ты музыку в таком жанре или нет.


 Таня и Даша, 2 курс

— Зачем вы здесь?

— Мы сами этот же вопрос задаем себе. Вообще у нас друг это все организовывает — Миша Майорский. Он сердце этого фестиваля, который мы давно игнорировали, но вот, наконец, пришли. 

— Ваша любимая группа на этом фестивале?

— «Пёсики», наверное.

— И еще «Влажность». 

— А обычно вы где тусуетесь?

— Мы обычно в кофейне или университете тусуемся. Мы не особо тусовочные. 

— Здесь играет рок, а у вас какая любимая музыка?

— Зарубежная, R’n’B в основном. Или Джеймс Блант, например, Madonna. Нам не музыка главное — мы хотим получить удовольствие от вечера, познакомиться с кем-то.

— Может быть будем слэмиться. Но боимся немного этого делать. У меня одногруппник так однажды ногу себе сломал. 

— Очень хотелось бы в МГУ побольше тусовок с крутыми артистами. «Sparrow» может стать таким движением. Миша добьется успеха. Миша, мы с тобой!

Маша, 3 курс

— Зачем ты сюда пришла?

— Я поддерживаю отечественного исполнителя и юрфаковских организаторов. У вас в интервью было, что на таких местах о Кафке и Ницше говорят — но я тут такого не встретила.


Быть последней группой фестиваля и выступать в четыре часа ночи — мало кому захочется. Люди постепенно разошлись, и играть почти не для кого. Оставшиеся, самые стойкие, уже не танцевали, а просто монотонно дрыгались в такт музыке. Не помог и необычный прикид солиста «The Defusers» — он выступал в килте. Перед их выходом на сцену мы поговорили с ними об андеграундной музыке и их фанатах.


The Defusers

«The Defusers» / фото: Sparrow

— Вы здесь второй раз?

— Да, целый второй раз. Первый раз было клево. Но сейчас нам больше нравится. Наша главная цель — играть как можно больше. Нам это приносит удовольствие.

— Почему вы решили выступить на «Sparrow»?

— Потому что Миша наш друг, менеджер. Миша нас запостил в паблике как юных талантов. И мы подумали: «Ничего себе перспектива!». Какие-то там студенты-мгушники хотят просвещать в андеграунд каких-то пацаненков. И мы с ним связались. Сказал: «Миша, давай делать это все вместе». И вот мы уже здесь второй раз.

— «Sparrow» – это круто или фигня?

— Это нечто среднее. Проблема в том, что это круто, потому что есть возможность кайфануть от того, что мы играем на какой-то площадке. Минус — в организации. В цели фестиваля. Организаторам важно собрать дохуя народу. Им насрать на то, что делают музыканты. Когда мы были первый раз в «16 тонн» на фесте «Атмосферное давление», мы играли при практически пустом зале. Но цель была не в народе, а в том, чтобы показать музыкантов. А здесь наоборот. 

— Разве, если вы собираете много народу, вы не показываете музыкантов? Так больше человек их увидит. 

— Естественно, это нормально когда мы играем для кого-то. Но когда это делается приоритетом — это не очень. Конечно, интересно, что публика здесь сильно отличается от нашей обычной, потому что ребята, которые приходят на «Sparrow», грубо говоря, охуевает от того, что происходит. С одной стороны, это очень challenging. Это такое испытание для нас: приобщить, взять за жопу и заставить угорать за рок-н-ролл. Это очень интересно привлечь новый людей к нам. 

— А кто ваша обычная публика?

— Это наши друзья, которые несмотря на музыкальный вкус, поддерживают нас, знают, что главная цель — это преподнести, что нам интересно, неважно в каком жанре. Плюс мы еще очень любим наших подписчиков, их всего 430, но они все охуенные.

— Главная фишка в том, что наша публика — это люди, которые не зависят от того, что диктует новая русская волна. Мы люди, которые не вписываются в рамки. Мы делаем не то, что модно, или то, что любит публиковать паблик «Сторона». Они любят публиковать то, что пипл схавает, что хайпово. Мы хотим не влиться в моду, а поменять ее. 

«The Defusers» / фото: Sparrow

— Как называется музыкальное направление, в котором вы играете?

— Мы играем то, что нам нравится. Сейчас таких групп по пальцам пересчитать. А вообще , и прикол в том, что делает наша страна, вся эта «новая русская волна», — мы не видим искренности. У них нет нет вкуса и желания искать что-то новое. Они следуют за модой.

— Нужны ли такие фестивали, как «Sparrow»?

— Нужны, но нужна другая цель. Надо дать неизвестным группам, у которых есть, что показать людям, возможность делать что-то большее и не ставить последними, говоря, что на вас народ все равно не придет. Как нас, например. Но сейчас у ребят стандартная организаторская цель — собрать народ. Это не круто, но это нормально. Мы это понимаем. Хочется, чтобы «Sparrow» занимался просвещением. Проталкивал малоизвестные группы, у которых нет внимания. А получается, что это сейчас очередной показ модного. И это немножко расстраивает. Хочется, чтобы была ассоциация со словом «открытие».


Итог

 «Sparrow» — интересный фестиваль, с необычными артистами, у которых даже есть свои поклонники. Публике нравятся такие мероприятия, но самому фестивалю, возможно, не хватает организации. Но ребята только начинают, и их команда не такая большая. И, наверное, концерты стоит начинать не в одиннадцать часов вечера. Следите за новостями «Sparrow» и приходите на фесты — поддержите студенческую активность на нашем факультете.


Читайте также:

«Мы же не задроты какие-то. Нужно отрываться!» — Миша Майорский, организатор фестиваля молодежных рок-групп «Sparrow» — о тусовках, рэпе, молодежной культуре и лицемерии на юрфаке.

Please follow and like us: