«Я спала с преподавателем» — история студентки юрфака — о сексе, домогательствах и отношениях.

«Я спала с преподавателем» — история студентки юрфака — о сексе, домогательствах и отношениях.

В МГУ работают одни из лучших представителей науки. Они очень умны, многие из них успешны в своей сфере, и, конечно, немало молодых преподавателей, которые нравятся студенткам или студентам. У кого-то даже получается превратить эту симпатию в «нечто большее». Студентка юридического факультета анонимно рассказала автору журнала «Стены» свою историю про секс с преподавателем, а также про ее отношение к домогательствам и половому воспитанию.

Примечание: в этой статье ругаются матом и говорят про секс. Если вам нет 18 лет или вам это просто не нравится, то лучше не читайте статью.

— Расскажи, как и где ты познакомилась с этим преподавателем?

— Я познакомилась с ним на лекции. Она была не в университете. Это было мероприятие, на котором спикеры читали лекции на разные темы. Одна из тем входила в круг моих интересов, и поэтому я туда пошла. Он был лектором. Я сразу на него обратила внимание, потому что он очень в моем вкусе: такой еврейский харизматичный мужчина, и интересно читал лекцию. Я захотела с ним познакомиться. Проверила его на наличие кольца — кольца не увидела и решила, что после лекции нужно к нему подойти. Официальная часть мероприятия закончилась, и я заметила, что он общается с организаторами. Подошла к нему, завела разговор относительно статьи, которую он упомянул в лекции. И мы с ним разговорились. Уже через полчаса болтали без остановки.

— Что было тем вечером дальше?

— Затем мы переместились в бар, чтобы выпить пару бокалов пива. Это было его, конечно же, предложение. Мы очень много разговаривали. Обсуждали все: его работу, мою работу, универ, кто чем увлекается. Я рассказывала ему про про мою любовь к театру. Мы долго это обсуждали, потому что он тоже оказался заядлым театралом. 

Дальше произошла забавная ситуация: я еще раз внимательно посмотрела на его руки и, все-таки, обнаружила там кольцо, которое я, видимо, изначально не заметила. Я решила: «Окей, в принципе ничего страшного». Подумала, что просто не буду ничего с ним делать, спокойно пообщаюсь и поеду домой.
Тем не менее, во время беседы он очень явно со мной флиртовал. И в один момент спросил не откажусь ли я сходить с ним в театр. У меня, конечно, промелькнула мысль, что, возможно, это не самая лучшая идея, но я не отказалась.

В какой-то момент я осознала, что бар уже закрывается. Стало понятно, что мы суммарно проговорили часа три, если не больше. Я собралась уезжать. Он уточнил, где я живу и сказал, что ему по пути и он вызовет нам один убер. Я отказалась, но он настоял и довез меня до дома. Кстати, впоследствии я выяснила, что ему было совсем не по пути.


Осознание того, что он преподаватель и старше меня, только сильнее возбуждало.


— Когда ты поняла, что между вами может быть что-то больше, чем отношения между преподавателем и студенткой?

— Я не анализировала в какой точно момент это стало понятно, если честно. Наверное, после второй–третьей неформальной встречи. Сначала мы сходили в театр, потом еще несколько раз виделись — гуляли, ходили в рестораны. И скорее всего на одной из этих встреч я поняла, что он рассчитывает на что-то большее. Было очень много флирта, каких-то комплиментов, периодически разговоры касались откровенных тем. Был задел на дальнейшее общение. Например, я в тот момент собиралась уезжать в отпуск, и он спросил меня, что я ему привезу в подарок.

— То есть он всячески проявлял инициативу?

— Да, он вообще всегда проявлял инициативу и ухаживал. Я никогда первая ему не писала, никуда его не звала. Это всегда была его инициатива. Нет, один раз я писала ему первая, когда мне нужен был зачет.

— Сколько это продолжалось до того момента, как у вас случился первый секс?

— Где-то полгода.

— То есть полгода у вас с ним ничего не было?

— Нет, даже не целовались.

— Когда стало понятно, что секс, все-таки, будет?

— Когда он пригласил меня к нему домой. Это был явный сигнал к переходу на новый этап.

— Можно сказать, что вы встречались?

— Нет. Конечно, нет. Никто из нас не считал это какими-то отношениями такого формата. Как минимум, потому что у него есть жена.

— Ты чувствовала себя некомфортно из-за того, что он старше тебя, что он преподаватель?

— Нет. Именно из-за этих фактов я, скорее, чувствовала интерес и какую-то интригу в том, что происходило. Это добавляло некого шарма.


Он сказал, что женился, потому что «так надо», ему ведь уже тридцать — нужны семья и дети, в перспективе. Но все это не значит, что он должен перестать удовлетворять свои потребности так, как ему этого хочется.


— Когда вы занимались сексом, ты не переживала из-за вышеупомянутых фактов?

— Осознание того, что он преподаватель и старше меня только сильнее возбуждало. У многих есть фантазии на тему того, чтобы переспать с преподом или мужчиной постарше. А тут все соединилось в одно, и было прикольно. Я даже представляла себе его в аудитории, как он читает лекции.

— Он говорил, что он поступает как-то неправильно или для него это было в порядке вещей?

— Он никогда говорил, что поступает неправильно. И мы вообще не обсуждали эти темы: его жену, наши социальные статусы и все такое. Супругу он вообще очень редко упоминал и очень нехотя, только в крайних случаях. А тот факт, что он преподаватель, а я студентка тоже не вызывал особого конфликта интересов, потому что он не был непосредственно моим преподавателем: семинары не вел, лекции не читал. Конечно, была этическая дилемма по поводу того, что у него была жена. Один раз мы, все-таки, обсуждали эту ситуацию. Этот разговор начала я. Мне просто было интересно: нормально ли он себя ощущает, ведя такую «двойную игру».

— Тебе самой было мерзко от того, как ты поступаешь?

— У меня были определенные душевные метания поначалу. Я много думала о том, правильно ли так поступать и имею ли я на это право. Некоторые мои друзья, которые знали об этой ситуации, — они, в той или иной степени, меня осуждали. Многие говорили, что не стали бы так поступать. Некоторые мои подруги уверяли, что меня ждет кара кармой и, когда у меня будет муж, он обязательно мне изменит.

Но я исходила из позиции эгоизма. Я приняла решение, что не хочу думать за других людей. Его жена — это не моя проблема, а решать проблемы других людей я не хочу. Если мне чего-то хочется, и я могу это получить, то почему я должна заморачиваться? В этой ситуации нет моей вины. В этом есть только его вина — это его жена и его выбор.


Большинство моих подруг ищут мужчин старше себя. Это происходит из-за того, что многих в ровесниках отталкивает тотальное отсутствие чувства ответственности.


— Как долго вы продолжали общаться после первого секса?

— Где-то еще полгода.

— То есть в общей сложности год?

— Примерно. Может быть чуть меньше — месяцев девять-десять.

— Во время отношений с тобой, были ли у него другие студентки?

— Не знаю. Я никогда не интересовалась сколько связей параллельно он имеет и имеет ли вообще. Но как-то раз я спрашивала у него, спит ли он в принципе со своими студентками и он сказал, что никогда себе такого не позволял и спал только с теми, кто уже закончил универ.

— Почему вы перестали общаться?

— Я потеряла интерес к нему. У нас был разговор, в ходе которого я спрашивала его почему он изменяет своей жене и как к этому относится. Он очень много оправдывался и говорил, что он мужчина и поэтому полигамен. Еще сказал, что женился, потому что «так надо», ему ведь уже тридцать — нужны семья и дети, в перспективе. Но все это не значит, что он должен перестать удовлетворять свои потребности так, как ему этого хочется.
Когда мы об этом всём поговорили, я поняла, что интерес к нему как какому-то объекту воздыхания потерян. Весь этот шарм испарился. Фантазия реализована, секс с преподом был, и дальше продолжать это просто как интрижку с обычным женатым чуваком не прикольно. Хотя не знаю можно ли сказать, что мы окончательно перестали общаться, учитывая, что он мне писал последний раз пару месяцев назад.

— Он предлагал вернуться к тому, что было?

— Все последние разы он предлагал встретиться, куда-то сходить. Но я отказывалась.

— Какие бонусы ты получала от того, что у вас были неформальные отношения?

— С ним было действительно классно общаться. Можно было много о чем поговорить. Это было интересно. Еще я получила зачет по МФК.

— Это нормально, что ты получила зачет за то, что имела с ним связь?

— Нет, наверное это не очень нормальная ситуация. Но, справедливости ради, когда он проставлял мне зачет, я с ним еще не спала. Просто мне нужно было срочно проставить зачет по МФК. Я догадывалась, что он может помочь. Попросила, особо не рассчитывая на то, что он реально поможет. Но он помог и все организовал. Как раз после того, как я получила зачет, он первый раз пригласил меня «посмотреть кино».

— Отблагодарить?

— Да, типа того.

— С какого он факультета?

— Я думаю, что это не имеет значения.

— Если бы у тебя была возможность вернуться в прошлое и не делать этого, как бы ты поступила?

— Я думаю, что я бы все равно это сделала, потому что это опыт. Опыт всегда ценен. Тем более, что этот опыт нельзя назвать полностью негативным — первые полгода было интересное общение, походы в классные места, в театр. Просто реально хорошее времяпрепровождения с интересным человеком. Секс был тоже неплохой. Это было интересно с точки зрения удовлетворения каких-то собственных фантазий. Ну и зачет по МФК. Поэтому нет, я бы не стала это просто стирать. Скорее всего я бы просто раньше это закончила. Убрала бы несколько последних встреч.

— Можно ли сказать, что поиск мужчины постарше — это из-за неудовлетворенности в ровесниках?

— Да, конечно.

— У твоих подруг был такой опыт?

— Что они искали мужчину постарше? Большинство моих подруг ищут мужчин старше себя. Это происходит из-за того, что многих в ровесниках отталкивает тотальное отсутствие чувства ответственности. Плюс отсутствие каких-то перспектив. Не в плане респектабельности, а просто в плане того, что очень многие ровесники вообще не представляют свою жизнь в будущем, не имеют каких-то планов и амбиций. Они предпочитают просто плыть по течению. Все интересы ограничиваются тусовками. Когда речь заходит о реально серьезных отношениях, а не просто «погулять-потусить», хочется чувствовать уверенность в завтрашнем дне. Из-за того, что в ровесниках это редко встречается, девочки часто ищут себе партнеров старше себя.

— Слышала ли ты когда-нибудь о том, что на нашем факультете происходила история, подобная твоей?

— Я слышала историю про одного сотрудника и девочку-выпускницу. Она то ли магистратуру заканчивала, то ли даже аспирантуру уже. Не бакалавриат точно. У них вроде как был роман. Больше ничего такого я не слышала.


Табуированность темы секса — это проблема. Многие люди считают секс чем-то неправильном, греховным. Это формирует определенную стигму вокруг этой темы, и люди боятся об этом разговаривать.


— Одна из тем последнего года — харассмент. Знаешь ли ты что это такое, и что это в твоем понимании?

— Да, я знаю, что такое харассмент. В моем понимании — это неуместные действия, имеющие сексуальный подтекст. Чаще всего они происходят в отношении человека, нижестоящего по статусу и имеют определенную властную составляющую.

— У нас на факультете преподаватели проявляют харассмент в отношении кого-то, ты знаешь такие истории?

— Да. Конечно, я не имею ввиду всех преподавателей. Я говорю о конкретных людях.

— В отношении тебя был харассмент со стороны преподавателя на факультете?

— Да, был.

— Скажешь, кто он?

— Поскольку я не готова подтверждать свое заявление публично, я, конечно же, не буду называть имя. Но давай скажем так: с ним знакомы процентов восемьдесят студентов и он с гражданского направления.

— Что именно он делал?

— Очень часто оценивал и комментировал мой внешний вид. Спрашивал, есть ли у меня молодой человек, девственница ли я. Намекал на то, что он не против пообщаться вне университета. Иногда он говорил реально очень гадкие вещи, но я просто не хочу это описывать.

— Почему ты не рассказала об этом администрации?

— Во-первых, у меня нет никаких доказательств. Только мое слово против его. И что-то мне подсказывает, что очень вряд ли факультет встанет на мою сторону. Во-вторых, потому что будет большой скандал, а я не любитель быть в центре внимания. Я побоялась, что ситуация разрешится классически: меня обвинят либо во вранье, либо в том, что я сама спровоцировала его.

— В истории депутата Леонида Слуцкого многие говорили, что журналистки сами допустили такое поведение в отношении себя. Другие говорили, что в этом нет ничего такого, это просто флирт. Ты согласна с какой-то из этих позиций?

— Нет, я не согласна ни с одной из этих позиций. Мне кажется, что любой адекватный человек понимает: то, что они говорят — это полный пиздец. Это так не работает. Винить жертву насилия в факте насилия, любого — физического, психологического — это неправильно. Жертва не виновата в том, что она жертва. И говорить, что приставать к женщинам — это нормально, делать им какие-то грязные намеки — это нормально, хватать их за гениталии — это нормально. Нет, это вообще не нормально для общества, которое живет в двадцать первом веке.

— Если люди узнают о том, что преподаватель спит со своей студенткой — это нужно считать нарушением этики и всячески его порицать и наказывать за это?

— Если речь идет о преподавателе и студентке с одного факультета, тогда да, я считаю, что это нарушение этики. Это недопустимо. И даже истории про какую-то там большую любовь, которая может у них случиться — это все равно неправильно, пока они имеют статус студентки и преподавателя и находятся в более ли менее одном учебно-рабочем коллективе. Здесь, все-таки, вмешивается элемент властности. Преподаватель же всегда будет иметь определенную власть над студентом. Нужно ли его порицать? Мне кажется, что, если администрация узнает о таком факте, то можно не делать из этого громкий скандал, не линчевать преподавателя и не вывешивать его фото на доску позора, но уволить его надо.

— То есть ты считаешь, что то, что было у вас — это, все-таки, допустимо?

— То что было у нас, наверное можно назвать более ли менее нормальным, потому что он, все-таки, не мой преподаватель: мы с разных факультетов. Конечно, с его стороны – это было неэтично. Если бы я была его месте — я бы так не поступала.

— Если сейчас каким-то образом вскроется ваша история и все будут его обвинять, какая будет твоя позиция? Ты будешь его защищать?

— Нет, вступаться я за него не буду. Что я вообще могу с этим сделать, что сказать?

— Ты можешь сказать, что это нормально, что это никак не было связано с учебой непосредственно, что это был просто флирт и так далее.

— Я не склонна оправдывать его, и не склонна оправдываться сама.

— Смотри, он же потеряет работу, его перестанут уважать коллеги, возможно от него уйдет жена.

— Это его проблемы. Как они вообще меня касаются? То, что он так поступил — это его выбор. И как взрослый человек, принимая какое-то решение, он оценивает риски. И если он оценивает эти риски неадекватно, то это не моя проблема.

— Но он наверное думал, что ты относишься к этой ситуации нормально и полагался на твое благоразумие?

— Мое благоразумие заключается в том, что я не бегаю и не ору об этой истории на каждом углу, не говорю, как его зовут, не показываю всем его фотографию. Я держу вопрос своей личной жизни в зоне своего личного, не выношу это на публику. А то, что у него могут возникнуть какие-то проблемы из-за этой истории, меня вообще не волнует.

 

— В обществе есть предубеждение про секс в целом. Про секс боятся говорить в школе, в университете. Для многих эта тема — табу. Из-за этого, скорее всего, люди сексуально неграмотны, возникают социальные проблемы, например, большое количество разводов. Как ты считаешь, нужно ли говорить на тему секса и в каком формате?

— Да, табуированность темы секса — это проблема. Многие люди считают секс чем-то неправильном, греховным. Это формирует определенную стигму вокруг этой темы, и люди боятся об этом разговаривать. Это приводит к тому, что дети и подростки боятся спросить у своих родителей про секс. Они очень мало знают про секс в целом, про контрацепцию. Все эти сведения они получают какими-то, практически тайными, путями. В лучшем случае через интернет, где не всегда достоверная информация. Они не могут отделить какая информация является полезной, а какая нет. Поэтому, мне кажется, что нужно максимально стараться рассеивать эту туманность вокруг темы секса. Нужно и можно спокойно об этом разговаривать, обсуждать. Что касается того, каким образом это лучше делать. Я думаю было бы здорово ввести в школе какие-нибудь уроки сексуального воспитания, где подросткам бы рассказывали про то, что секс – это нормально, хотеть секса – это нормально, не хотеть секса – это тоже нормально. О том, почему важно говорить «нет», если ты не хочешь. Про контрацепцию, про миллионы разных способов, которые сейчас существуют.

— А в университете нужно что-то такое сделать?

— Вот если бы это было в школе, то в универе уже не было бы в этом необходимости. Но поскольку у нас очень любят защищать детей от любой «неудобной» информации, то, наверное, можно было бы в университете сделать что-то подобное, где почти всем уже больше восемнадцати лет и они в курсе про всякие пестики и тычинки.

Фото: unsplash.com 

Please follow and like us: